Записки с осциллографа

Previous Entry Share Next Entry
Зимняя сказка
norksher
Над Болотами висела привычная хмарь, не зависящая от времени года. Доктор вышел на крыльцо, расправил плечи, уставшие после долгой операции, почесал поясницу. Звонко брякая пустой миской на каждом шагу по настилу, подошёл Дружок. Выпустил посудину из пасти и подтолкнул её массивной мордой.
- Снова хочешь есть, да? Вкусно пожрать для тебе дороже всего на свете…
Псевдопёс умильно скульнул.
- Ладно, ладно, пойдём. Открою тебе свежую тушёнку, только вчера передали.
Не успели они вернуться с террасы в дом, как Дружок что-то учуял. Заурчав, он вытянулся из упругого клубка мышц в целеустремлённую сардельку. В зарослях, которые ограничивали пригорок с востока, явно кто-то был – и не стремился показаться Болотному Доктору.
- Что же, посмотрим, - хозяин протянул руку за дверь, снял с крючка "Сайгу", заряженную картечными патронами, и на пару с питомцем направился к кустам.
Вскоре Дружок рванулся вперёд, завозился, заурчал и через несколько секунд призывно рявкнул. Доктор раздвинул колючие ветви шиповника.
- Ого!
Псевдопёс схватил зубами лямку на комбинезоне человека, лежавшего лицом вниз, потянул и отпустил, показав, что сам не утащит. Доктор перевернул неизвестного. Лицо сталкера было ему незнакомо. Видимых ран он тоже не видел, да и дешёвый комбез не имел повреждений.
- Вот как, - Доктор присел, подтянул незнакомца за руку, затащил его на плечо и понёс к дому.


Прошло две недели. Найдёныш, попавший в руки Болотного Доктора истощённым и полумёртвым, пришёл в себя, хотя большую часть этого времени провалялся в отдельной выгородке за бязевыми занавесями.
- Ты помнишь, как тебя зовут? – спросил Доктор, усадив пациента на лавочку на террасе.
- Нет.
- Значит, будешь Топором. Это ведь твоё? – в руке обитателя Болот появился небольшой топорик на прочной рукояти из тёмного дерева. Металл сохранил следы ручной ковки. Лезвие было с оттянутым хвостовиком и чётко выраженным остриём.
- Добрый инструмент. И дрова хорошо рубить, и подраться, если руки не из задницы, - Доктор умело подкинул топорик и взял его прямо из воздуха. Согласен?
- Топор так Топор, - сказал сталкер. – Что я тебе должен? Я не помню себя, но знаю, кто ты и как работаешь.
- Что с тебя взять-то… куда потом собираешься? Ещё два-три дня и ты хоть бегом можешь бегать.
- Не думал ещё. Наверное, в Бар пойду – может, там есть кто-то, кто знает меня.
- Тогда просто отнеси Бармену мою посылку, и мы в расчёте.
- Договорились, - пациент прикрыл глаза и откинулся на стену дома. Временами ещё накатывала слабость.


На исходе октября на Болотах и прилегающих местностях обычно наступало затишье. Живность Зоны, даже искорёженная радиацией и аномальной энергией выбросов, всё равно сохранила остатки природных ритмов. Она расползалась по логовам и норам, даже кровососы встречались намного реже. Значит, и пациентов в дом на болоте попадало намного меньше. После того, как Топор отнёс передачу Бармену и тот прислал на ПДА подтверждение, Доктор просто забыл о нём. В один из таких осенних дней он сидел на террасе, вынеся туда сервировочный столик, и наслаждался свежайшим китайским чаем. Рядом бормотал радиоприёмник, подаренный Че*. Подходило время авторской передачи, которую вёл Сказочник, отошедший от дел сталкер. Он поселился за Периметром, неподалёку от Кордона, с помощью того же Че обустроил небольшую радиостудию, откуда транслировал свежие анекдоты, байки и популярную музыку; а фишкой был его авторский час.
Доктор хрумкнул датским печеньем, отхлебнул чай из огромной кружки. Приёмник заговорил знакомым хрипловатым голосом Сказочника:
- И снова здравствуйте. Сегодня у нас необычная передача. В конце весны я познакомился с одним человеком. На первый взгляд это был обычный парень, с той характерной одержимостью, которая толкает нас в Зону. Но в нём имелось что-то ещё. Нечто особенное, на уровне ощущений. Я пробовал разговорить его, как уже делал ранее.
К Сказочнику добавился другой голос:
- Ага, я помню, как впервые попал к тебе на интервью. Было ощущение, что меня вежливо выпотрошили, а потом собрали заново.
Собеседники рассмеялись.
- Итак, он даже не проговорился, как его зовут. Особых примет у него не было, кроме топорика на поясе, такого… исторического, самокованного. С ним можно совершенно естественно сниматься в фильме про викингов. В общем, пообщались мы минут тридцать, занимательно, но бессодержательно. Полчаса английского трёпа. Только перед уходом он сказал, что собирается дойти до Монолита. Мол, есть у него заветное желание.
- Так ведь вроде выяснили, что Монолит лишь проецирует в сознание человека образ исполнения?
- Верно, но это не объясняет, как появились те, кого мы называем Призраками Зоны. А ведь многие из нас знают их лично.
Второй голос согласно добавил:
- Все эти люди достигли Монолита ещё до второго взрыва. Те, кто доходил до него после, пропадали бесследно.
- Так вот, возвращаемся к нашему человеку с топором. Его несколько раз видели на Кордоне, он много общался с Сидоровичем и Волком, потом обитал на базе "Долга", даже ходил с ними в какие-то рейды. Работал на бармена, короче, практически ничем не отличался от обычного сталкера. А потом надолго пропал. Говорили, что он собирался куда-то на Болота. Через какое-то время он вернулся на Росток, переговорил там с разным народом и двинул на север.
- А зачем?
- В баре он расспрашивал тамошних о зиме. Я ещё тогда, после нашего недоинтервью, заинтересовался им. Попробовал навести справки. Кое-что получилось. Двадцать семь лет, родом откуда-то с дальних югов. Его родители всю жизнь служили по посольской линии, сам он никогда не был здесь и приехал только недавно. Мечтал увидеть зиму, говорят. В Зону попал, кого-то разыскивая, но кого, узнать не получилось. Последний раз, буквально на днях, о нём сообщил мне знакомый монолитовец**. Он видел парня с топором по пути из Припяти на север, на быстрой тропе к Исполнителю Желаний.
- И не остановил его? Они же вроде охраняют кристалл.
- Не остановил. Сам знаешь, какое у них чутьё. Сказал, что он прошёл бы через все квады, дежурящие в Припяти, и не заметил. Такие дела.
- Очень интересная история.
- Более чем. Но думаю, мы так и не узнаем, дошёл он к своей цели или нет. А сейчас переходим к другой истории… Хотя подождите, тут мне кто-то пишет…


Доктор потянулся за очередной печенькой, но рука его застыла на полпути. Он посмотрел вперёд, потом на небо, спустился на крыльцо. Серые тучи вечной осени, закрывавшие Болота всё время их существования, менялись на глазах. Доктор хмыкнул, выставил перед собой ладонь. Через несколько мгновений на неё упала первая снежинка.



* Че – создатель сталкерской сети связи, согласно литературному бэкграунду, сложившемуся вокруг "Теней Чернобыля", "Чистого неба" и "Зова Припяти".
** Монолит и "Монолит" – разные вещи. Второе – военизированная группировка-секта.

?

Log in